Рахим АВАЗОВ: «Мы ломаем всю историческую пространственную среду Самарканда»...

Более двух лет назад в газете «Самаркандский вестник» кандидат архитектуры Рахим Авазов поднимал проблему сохранения архитектурной самобытности Самарканда, который быстрыми темпами теряет свой облик среди точечной застройки, сносов и вырубки деревьев в исторических частях города. Был поднят вопрос отсутствия у Самарканда генерального плана развития, высказаны опасения исключения города из Списка Всемирного наследия ЮНЕСКО. Тема получила продолжение в столичной прессе и вызвала общественный резонанс. Затем группой специалистов была начата работа по подготовке генплана, подписаны указы Президента и постановления Кабинета Министров о недопущении любого строительства в исторических частях Самарканда (в числе других исторических городов) без согласования с Министерством культуры, представительством ЮНЕСКО и специалистами ИКОМОС. Но последние события со сносом на улице А. Темура, 14, а также мониторинг исторической зоны, проделанный инициативной группой “Сохраним Самарканд”, показали, что проблема не только не решена, но усугубилась. Почему это так и можно ли что-то исправить - об этом в своей статье пишет кандидат архитектуры, директор Фонда сохранения культурного, исторического и нематериального наследия при региональном отделении АН «Турон», член Международного совета по охране памятников и достопримечательных мест ИКОМОС Рахим Шамсиевич АВАЗОВ.


В пределах исторически сложившихся районов Самарканда продолжается перестройка старого жилищного фонда, поэтому вопросы реконструкции сложившейся материально-пространственной среды города нужно либо решать срочно сейчас, либо мы навсегда и безвозвратно потеряем исторический Самарканд.


Вопрос реконструкции стал особенно злободневным не только в «европейской», но уже добрался до «темуридской» части города, где идет активная перестройка старого жилого фонда. Неудачный опыт включения новой архитектуры в сложившуюся среду городских центров настораживает и часто вызывает протест населения, несмотря на то, что необходимость и социальная значимость реконструктивного вмешательства несомненны.


Напомню, что в пределах городских границ, особенно в исторически сложившейся центральной части, существуют в непосредственном соседстве античный город Афросиаб, средневековый темуридский город, «европейский или русский» город колониального периода, современные жилые районы. В городской среде они едины. Отражая растущие потребности общества, они воплощают связь прошлого, настоящего и будущего. И здесь важно отметить, что города вносятся в список мирового наследия не просто так, а в том случае, если процесс урбанизации и накопления открытых и закрытых пространств создал гармоничный, уникальный ансамбль, имеющий универсальную ценность в культурном развитии человечества. Именно поэтому в 2001 году специальная комиссия, учитывая особенности развития планировочной структуры античного, средневекового, колониального периодов Самарканда, внесла наш город в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.


Особенность исторического центра
Исторически сложившуюся архитектурно-пространственную среду центра «европейской части», в основном, формирует так называемая рядовая (фоновая) застройка, сложившаяся на рубеже XIX-XX вв. Под рядовой застройкой понимаются здания, не являющиеся памятником архитектуры, но именно она определяет «фактуру территории», «ткань» исторической части города. Окружая памятник, рядовая застройка усиливает его градоформирующую роль, создавая среду.


Особо подчеркну, что сегодня понятие «памятник архитектуры» стало более широким. Уже в 1964 г. в Венеции, на конгрессе архитекторов, было принято, что это определение охватывает не только отдельное здание или ансамбль, но и городское окружение, несущее свидетельства определенной цивилизации или исторического события.

В зависимости от локализации различных типов жилища, селитебная, т. е. жилая территория, рубежа XIX-XX вв. в Самарканде подразделяется на следующие типы: респектабельную застройку центра и прилегающих территорий; застройку рабочих окраин; а также трущобные районы и поселки для беднейших слоев населения. Последние до сегодняшнего дня не сохранились.


Респектабельная застройка центра представлена особняками купцов и промышленников (Д. Филатова, М. Калонтарова, М. Туманова и др.), а также рядовой застройкой. Здесь же сосредоточены крупные здания культового, общественно-делового и культурного характера (Русско-китайский банк, здания офицерского и общественного собрания, Георгиевская, Алексеевская церкви, католический костел, женская гимназия и другие здания, университетский бульвар, сквер и парковая зона). Купола сооружений средневекового города, шпили церквей и иные религиозные постройки «европейской части», которые видны из различных точек города, функционируют как ориентиры, создают уникальный художественный и контрастный образ города.


Жилая застройка колониального периода довольно проста и ординарна. Как правило, это одноэтажные дома, построенные из сырцового, реже николаевского кирпича, с простенками, карнизами и пилястрами, обработанными разнообразными штукатурными профилями. Дома начала ХХ века выглядят более прочными и монументальными, некоторые выложены целиком из кирпича. В зависимости от тех или иных черт выразительности, они различным образом участвуют в формировании своеобразного облика города. Эти особенности жилых, общественных сооружений и способствовали внесению постройки колониального периода в Список Всемирного наследия как свидетель эры глобальной индустриализации и модернизации XIX – начала ХХ века.
Разрушение преемственности развития в 80-е


В 1980 году начались разработки нового генерального плана Самарканда. Был разработан план детальной планировки города, который, к сожалению, не учитывал преемственное развитие «европейской» части города. Этот период для Самарканда характеризуется активными переменами в центральной «европейской» части города. Велись реконструктивные работы по ул. А. Навои (бывшие Ленинская, Кауфманская), где под снос пошли жилые кварталы, ряд учреждений общественного питания. На старом месте образовательной школы, которая была построена до революции, возвели ГУМ (государственный универмаг), а напротив - бытовой корпус «Зебо». Вокруг церкви Святителя Алексея, где были снесены воинская казарма и ряд жилых зданий, были построены высотные здания, учебный корпус СамГУ, «Промстройбанк», салон красоты, академический колледж.


В каждую историческую эпоху вырабатывались характерные для своего времени композиционные системы и приемы. И вместе с тем, длительная практика строительства городов того времени выработала устойчивые представления о размерности и масштабности городских сооружений, о возможностях восприятия их человеком. Однако последующая практика проектирования этого не учла. Рядом с Русско-китайским банком, полностью закрывая главный фасад здания, впритык был построен физико-химический факультет СамГУ. Расстояние между фасадом исторического здания и четырехэтажным учебным корпусом не менее 10 метров. Ни по каким градостроительным нормам нельзя было допустить такое расположение различных по назначению зданий.


Такое размещение зданий привело к несопоставимости со сложившейся застройкой, а исторический центр постепенно начал терять первоначальную градостроительную идею. В облике города начали доминировать новостройки, а сохраняемые исторические части планировочной структуры начали восприниматься как фрагменты.

В 80-е годы прошлого века Международный совет памятников и исторических мест (ИКОМОС) счел необходимым создать «Международную хартию по охране исторических городов» (Вашингтон, 1987). Дополняя «Международную хартию по консервации и реставрации памятников и достопримечательных мест» (Венеция, 1964), этот новый текст определяет принципы и задачи, методы и способы деятельности, присущие делу охраны исторических городов, способствующие гармонии индивидуальной и общественной жизни, сохранению той части культурного наследия, пусть даже скромного, которая составляет память человечества.


Когда вышла в свет эта хартия, головной институт, тогдашний УзНИИП градостроительства, и ныне курирующий институт ТашГенплан ни разу не провели корректировку генплана, его транспортных схем, застройку центра, хотя известно, что преемственное развитие характерного архитектурного облика города является частью проблемы сохранения ценного историко-культурного наследия.


На основании решения ЮНЕСКО о внесении Самарканда в список Всемирного наследия, Министерством культуры Республики Узбекистан 30 января 2004 года была утверждена граница охранных зон города. Однако до сих пор не разработана концепция регенерации, т. е. возрождения исторической части города, не разработана, не определена и, соответственно, не утверждена схема буферных зон.


Опираясь на старый генплан, который формально существует и сегодня, «модернисты» сносят жилые образования в центральной части города, застраивая его высотными типовыми жилыми домами. На месте музыкального училища строят торговый центр, на месте областного врачебно-физкультурного диспансера тоже идет неизвестное строительство. Все эти мероприятия не отвечают ни одному из 16 положений «Международной Вашингтонской хартии по охране исторических городов», положениям «Международной хартии по консервации и реставрации памятников и достопримечательных мест» и всем последующим разработкам Всемирного комитета по наследию.


Формализм в больших масштабах
К сожалению, сохранение наследия прошлого и сейчас принимает формальный характер, в результате чего происходят нарушения в еще больших масштабах. В центральной части города, в квартале, к которому примыкает ряд исторических сооружений, такие как главный корпус мединститута, главпочтамп, был произведен большой снос жилых образований, в результате чего, несмотря на протест специалистов, были возведены ряд многоэтажных типовых коробок и новое здание мединститута.
Буквально на днях была снесена последняя фоновая застройка этого квартала, дом № 14 на улице Амира Темура, который поддерживал памятник архитектуры - старый главный корпус мединститута. В результате чего нарушилась композиционная и визуальная связь с окружающей средой, а новое здание подавило своими масштабами историческую застройку. Здесь применены колонны в четыре этажа, напоминая колоннаду Исаакиевского собора. Строительство поражает размахом - ни в одном здании колониального периода страны не увидишь такого безобразия, что и вызывает тревогу не только у специалистов, но и у населения. Новый корпус не вписался в старое здание мединститута, только подавил его размерами. Разве может формироваться здесь архитектурный ансамбль?


Необходимы конкурсы на реконструкцию
К сожалению, за последнее десятилетие я не помню такого случая, чтобы хокимият объявлял конкурс на реконструкцию, регенерацию хотя бы одного из кварталов исторического центра. А ведь это нужно сделать хотя бы для того, чтобы молодые архитекторы, служащие хокимията, строительные компании имели хотя бы представление о понятии «ансамбль», как он формируется в городской среде, что такое регенерация среды и т. д. Что архитектурный ансамбль – это гармоническое единство пространственной композиции с существующими зданиями, произведениями монументальной живописи, скульптуры и садово-паркового искусства.

Исторически, в «европейской» части города сложился ансамбль, который включал неповторимый бульвар, городской парк, озеро-пруд, здания областного губернатора, офицерского собрания, русско – китайского банка, женской гимназии, георгиевской церкви, гостиного двора, ряда особняков. Здесь складывался архитектурно-градостроительный ансамбль, созданный по единому плану. Здания складывались годами, усилиями многих зодчих, бережно дополняющих и складывающих композицию так, что новые элементы органично сочетались со старыми. Эти сооружения являются историко-градостроительными узлами существующей застройки. При проектировании новых зданий архитекторы должны ориентироваться именно по ним, чтобы не сбить масштаб, сохранить стиль и гармонию и вписать новое здание в сложившуюся среду. Жилые дома в общих дворах, бесспорно, будут реконструироваться с ориентиром на рельеф двух- и трехэтажных зданий по индивидуальным проектам, по правилам регенерации среды. Сегодня нужна целостная концепция развития кварталов, а не штучное (точечное) проектирование зданий.
Напомню, что классические ансамбли складываются веками. К примеру, ансамбль Биби-ханым, от которого тянулся крытый базар «тим», неповторимым формообразованием до площади Регистан. Сам Регистан тоже формировался столетиями, гармонично вписываясь в окружающую среду. Такими же классическими примерами могут служить площадь святого Марка в Венеции и Дворцовая площадь в Санкт-Петербурге.


А что происходит сегодня? Мы ломаем всю историческую пространственную среду, застраивая новыми безликими высотными «коробками». Все работы по сносу объектов, внесенных в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО, противоречат статьям 30, 32, 33 Закона «Об охране и использовании объектов культурного наследия». Камертоном неосведомленности в вопросах правовых и элементарно грамотных действий в исторической среде являются, к сожалению, архитекторы-практики и градостроители, а также хокимият города. И, как удручающий результат, – длинная цепь невосполнимых утрат.


Администрация города должна быть заинтересована в сохранении исторической среды, как основы развития туристической индустрии региона, нести общий контроль в отношении работ и мероприятий, могущих нанести ущерб городской среде и городскому пейзажу. Наша культура должна влиться в лоно цивилизованного мира.


Внесение исторического центра Самарканда в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО требует нового взгляда на современную архитектуру и застройку. И здесь необходимо напомнить, что номинация объекта в Список осуществляется государством-участником на добровольной основе, вследствие чего оно обязуется «обеспечить принятие эффективных и активных мер для защиты, консервации и представления» соответствующего объекта. Это указано в Статье 5 Конвенции о мировом наследии 1972 года.

Пресс-служба Управления мусульман Узбекистана

Read 74 times
Top