Истории подростков, которые вернулись из Сирии в Узбекистан

Представительство ЮНИСЕФ в Узбекистане поделилось историями двух подростков, которые были вывезены в Узбекистан из зоны боевых действий в Сирии, сообщает АН Podrobno.uz. Сложно предположить, какой страх и ужас им пришлось пережить там, и что они чувствуют сейчас, попав абсолютно в незнакомую им среду.
История Зиёды
"Меня зовут Зиёда. Мне 16 лет, но моя история отличается от историй детей моего возраста… У меня есть четыре сестры, два племянника и мама. Мы жили в Сирии 5 лет, в холоде и страхе, что сегодня мы закроем глаза навеки… Мы жили в палатке, в которую не падали лучи солнца. Вы когда-нибудь жили в темной палатке с мыслью, что сегодня возможно последний день вашей жизни? Мы не могли лежать в спокойствии и крепко спать, так как боевики врывались среди ночи и начинали рыться в наших вещах…", – рассказала девочка.
Ее глаза были полны ужаса, словно она снова оказалась в той палатке.
"Я хочу все забыть, но мои шрамы не дают забыть о прошлом. Я видела, как взрывались бомбы, а я бежала. Я бежала так быстро и молилась за свою жизнь, но не успела… взрыв… я оглушена, в глазах темно, вокруг пыль и темнота… Я открываю глаза, а во мне осколки… я ранена…", – дрожа и плача рассказала она.
"Моя маленькая сестренка покрыта синяками. Она ослабела, у нее одышка. Врачи сказали, что у нее порок сердца. После Сирии, мои старшие сестры стали нервными и плаксивыми. У них часто болит голова. С тех пор они не могут крепко спать”, – с грустью сказала девочка.
По ее словам, их привезли в Узбекистан в прошлом году. Они остановились в доме дяди, но не смогли с ним ужиться.
"Мама отвезла нас на съёмную квартиру, за которую мы с трудом платили. Сразу по приезду, мы обратились к врачу в Ташкенте. Моя маленькая сестричка, уже перенесла операцию на сердце. Сейчас ей лучше. Она ходит в школу. Мои другие сестры тоже проходят лечение. Мои шрамы зарастают. Я хожу в школу, и ко мне здесь хорошо относятся, зная о моем прошлом. Если я что-то не понимаю, мне объясняют. Самая младшая сестренка ходит в садик, а старшая сестра продает вещи на базаре, пока другая смотрит за ее ребенком. После долгой беседы с психологами, мы перестали бояться выходить из дома", – добавила девочка.
Зиёда и ее семья были возвращены в Ферганскую область в рамках операции Мехр-3.
Так как у семьи не было постоянного места жительства, в июне 2021 года хокимият выделил им четырехкомнатную квартиру. Социальные работники помогли семье получить временную прописку в доме и сейчас работают над тем, чтобы оформить постоянную. Мама девочек работает дежурным врачом всего три раза в месяц. Чтобы материально поддержать семью, специалисты проекта помогают матери с получением детского пособия.
Старшие сестра проходят лечение в частной клинике Ташкента. МНО Ферганской области помог им получить аттестат об окончании 9 класса, и на данный момент помогает получить документ об окончании 10-11 классов экстернатом. Религиозный фонд "ВАКФ" помог младшей сестре с операцией на сердце, а племянников хокимият устроил в детский сад.
На данный момент работа с семьей продолжается.
"Мы здесь нашли покой. В нашем доме теперь всегда горит свет, а на улице слышно пение птиц", с облегчением сказала Зиёда, посмотрев в окно, в которое проникали яркие лучи солнца.
История Мавлона
В одном из отдаленных районов города Наманган живет мальчик, переживший страхи и страдания в свои юные годы. Он не умеет плакать. Он держит всю свою боль в себе, и она съедает его изнутри. Он не может забыть прошлое. Он не может смотреть в глаза и с трудом строит предложения…и лишь находит спокойствие в компьютерах.
Сидя в углу комнаты, он рассказывал свою историю... медленно, кратко и с длинными паузами.

"Я Мавлон. Мне 15 лет. У меня есть две сестренки и мама. Мы все живем в доме дяди, с бабушкой. Говорить о прошлом в Сирии я не хочу… Там было ужасно… Здесь меня хорошо встретили и в школе, и дома. Друзья есть. Никто ко мне плохо не относится. Я люблю компьютеры. На данный момент, я учусь программированию на курсах, чтобы в будущем стать учителем", – хриплым голосом сказал Мавлон, смотря в пол, и вышел.
Далее историю продолжила его мама – Наима.
"Мавлон очень стеснительный. У него болят рука и спина из-за травм, полученных в Сирии, и не прекращается кашель. Он до сих пор не оправился после приезда. Он у меня самый старший и поэтому ему сложнее всех дается адаптация", – объяснила она.
Социальные работники обязались предоставить Мавлону всестороннее медицинское обследование, а также социально-психологическую поддержку. Семья получила 500 тысяч сумов по прибытии на Родину в рамках гуманитарной операции "Мехр-5".
Хокимият подарил Наиме швейную машинку и обещал помочь с лечением ее ноги. Он также выделил семье землю, и на данный момент строит для них дом. Все дети теперь ходят в школу. Там к ним хорошо относятся.
Семья живет на детские пособия. Им также помогают братья и сестры Наимы. Они обеспечивают их продуктами питания и сезонной одеждой.
Специалисты помогли внести Наиму в "Аёллар дафтари" (Женскую тетрадь), для получения необходимой поддержки. Сотрудники ННО "Баркарор Хаёт" устроили Мавлона на курсы программирования и создали ему хорошие условия для занятий в школе. Они выделили ему кабинет с компьютером, чтобы он практиковал программирование в любое время дня. Теперь он хочет иметь свой ноутбук чтобы больше учиться и работать из дома в будущем.

Пресс-служба Управления мусульман Узбекистана

Read 131 times
Top